Добро пожаловать, Гость

Исторические очерки Динабурга и окрестностей
(1 чел.) (1) гость

ТЕМА: Исторические очерки Динабурга и окрестностей

RE: Исторические очерки Динабурга и окрестностей 30.01.2011 00:38 #51480

  • ФОМА
Соглашательская политика была у правительств Чемберлена и Деладье в тридцатых,когда он и еще кучка идиотов отдала Шикельгруберу сначала демилитаризованную область на Рейне,затем Моравию и Судеты,чем дала начало необратимым процессам.А вот национал-большевички те просто платили спонсорам по счетам...
Тема заблокирована.

RE: Исторические очерки Динабурга и окрестностей 30.01.2011 06:34 #51487

  • Фред
ФОМА писал(а):
Соглашательская политика была у правительств Чемберлена и Деладье в тридцатых,когда он и еще кучка идиотов отдала Шикельгруберу сначала демилитаризованную область на Рейне,затем Моравию и Судеты,чем дала начало необратимым процессам.А вот национал-большевички те просто платили спонсорам по счетам...


Есть версия, что попилили. А потом жаба задушила и решили кинуть. Вобщем, сюжет 90-х прошлого века видимо был фарсом.
Тема заблокирована.

RE: Исторические очерки Динабурга и окрестностей 30.01.2011 06:45 #51490

  • ФОМА
Фред писал(а):
Есть версия, что попилили. А потом жаба задушила и решили кинуть. Вобщем, сюжет 90-х прошлого века видимо был фарсом. [/quote]

А по-подробнее?
Тема заблокирована.

RE: Исторические очерки Динабурга и окрестностей 06.06.2011 15:30 #58704

  • ФОМА
Хотел сначала датьссылку,а потом решил запостить всю статью.Стоит он того,что бы быть на нашем форуме.Ей богу


96 лет назад началась великая битва за Двинск

Сергей КУЗНЕЦОВ, "Динабург"


В октябре–ноябре 1915 года героическими усилиями солдат русской армии удалось остановить германское наступление на стратегически очень важный пункт Двинск. Прежде чем вкратце рассказать о тех далеких событиях, сошлюсь на личный опыт историка-исследователя.

Лет 25 назад, в начале своей педагогической карьеры, я работал учителем в Илуксте. Во время первой мировой войны этот город был буквально сметен с лица земли, в ходе боевых действий была разрушена до основания его гордость — костел, один из красивейших в Балтии. Линия фронта с конца 1915 г. до начала 1918 г. проходила по западной окраине города, возле кладбища. Так вот, мои ученики в надежде на хорошую оценку начали приносить в школьный музей, которым я по должности руководил, не только старинные документы, фотографии, предметы быта, но и фрагменты оружия начала XX века. Однажды кто-то даже приволок хорошо сохранившуюся русскую трехлинейку, правда, без приклада и бойка, зато с действующим затвором. Дабы пресечь опасную самодеятельность, решил произвести обследование бывшей передовой. Отобрал несколько наиболее серьезных ребят, и мы отправились к "объекту".

Линия приисковых окопов угадывалась без труда, хотя к тому времени прошло уже почти семь десятилетий. Едва приступили к "археологическим раскопкам", как пошли "вещдоки". Среди находок были неплохо сохранившиеся армейский ботинок, два немецких металлических жетона. На этих плоских, овальной формы медальонах были выбиты имена и фамилии, год рождения и место службы солдат прусской гвардии. Минут через тридцать я извлек с небольшой глубины немецкий штык. Когда принес его домой, радости тестя не было предела. Он тут же побежал в мастерские и вскоре вернулся сияющий — тесак блестел, как новенький. "Вот что значит крупповская сталь!" — не переставал восхищаться отец супруги. Кстати, его отец-латгалец во время первой мировой служил в артиллерии под Свентой. А что до моей находки — эх, сколько потом этим самым штыком мы с тестем хрюшек бедных порешили…

Дальнейшие раскопки в траншее были чреваты непредсказуемыми последствиями, поэтому я свернул поиски экспонатов для музея. Экспозиция существенно пополнилась, ученики остались довольны. Однако отдельные "энтузиасты" продолжали нести оружие и даже боеприпасы. Беседуя с одним из таких, строго-настрого запрещаю ему заниматься подобным — и тут в класс входит милиционер. В общем, дальнейшее пополнение музейной коллекции стало невозможным, а безопасные корпуса "лимонок" и снарядные болванки я от греха подальше утопил в ближайшем пруду. Вскоре имел место один полузабавный случай. Из неблагополучной семьи сбежал мальчишка и провел зимние каникулы в… школе, благо она пустовала. Обосновался семиклассник в кабинете домоводства, питался обнаруженными там киселем и кашами, помешивая варево русской офицерской шашкой, "позаимствованной" в музее, куда он непонятно как смог проникнуть. Узнав об этом, я не слишком расстроился — хоть таким образом никому не нужный ребенок приобщился к ее величеству истории…

Двинск на линии фронта

С началом мировой войны значительная часть Двинского гарнизона, включавшего 25-ю пехотную дивизию и 25-ю артиллерийскую бригаду, участвовавших в русско-японской войне, была отправлена на фронт. Мобилизация в действующую армию коснулась и многих сотен горожан. В местной прессе постоянно печатались списки убитых, раненых и награжденных за храбрость военнослужащих. Через город потянулись поезда с беженцами из русской части Польши — у многих из них не было с собой никаких вещей, горожане охотно помогали несчастным.

А сам Двинск превратился в крупнейший санитарно-эвакуационный пункт на западе империи. Ежегодно через обе его железнодорожные станции следовали десятки эшелонов с ранеными. Часть их служила в Двинске. Основной госпиталь — он располагался в крепости — был переполнен нуждавшимися в срочной помощи солдатами и офицерами, не хватало врачей и сестер милосердия, коек и перевязочного материала. Срочно пришлось создавать новые госпитальные помещения, приспосабливая под них городские здания и даже школы. В ноябре 1914 года Двинск посетил Николай II с семейством. Император беседовал с ранеными, вручал награды отличившимся защитникам отечества и поблагодарил городские власти и медперсонал за оперативные действия.

В первые месяцы войны двинчане были уверены в скорой победе Антанты. Большим успехом пользовались т. н. кружечные сборы. Пожертвования населения предназначались на нужды раненых и увечных воинов, помощь семьям мобилизованных. Многие из отцов города удостоились государственных наград за свои хлопоты в деле обеспечения армии всем необходимым. Отношение горожан к многочисленным немецким военнопленным, которых нередко провозили через Двинск, было достаточно дружелюбным. Казалось, победа не за горами.

Однако весной 1915 года энтузиазма у горожан значительно поубавилось. С фронта приходили тревожные вести: пользуясь пассивностью союзников России — англичан и французов, немцы перешли в крупное наступление на Восточном фронте и прорвали русскую оборону. Русским катастрофически не хватало оружия и боеприпасов: зачастую на двух-трех солдат приходилась только одна винтовка, а на каждый десяток немецких "чемоданов" (тяжелых снарядов) царская артиллерия могла ответить едва одним выстрелом.

Армия отступала, неся страшные потери, преимущественно за счет попавших в плен. В качестве козла отпущения власти избрали местных евреев — надо же было на кого-то переложить собственную вину. Мол, говорят на идиш, близком к немецкому языку, торгуют, имеют множество родственников и связи в Польше и Германии… Чем не потенциальные шпионы и изменники? Поэтому в августе началась принудительная поголовная эвакуация еврейского населения из прифронтовой полосы. На сборы давалось двое суток, проезд в теплушке до места назначения был бесплатным. После отъезда евреев город значительно опустел — до войны они составляли почти половину населения Двинска. Наотрез отказался эвакуироваться раввин Меир Симха, заявивший: "Пока в городе останется девять евреев, я буду десятым для миньяна (ритуального богослужения в синагоге. — С.К.)". Десять верующих иудеев — минимальное число для проведения общей молитвы в храме. Эта кучка евреев во главе с мудрым и популярным священником всю войну оставалась в городе, смиренно перенося все лишения, выпавшие на их долю.

Над городом все чаще кружились германские аэропланы, сбрасывая бомбы на вокзалы и жилые кварталы. Десятки людей были убиты и искалечены, в городе воцарилась паника. Власти приступили к погрузке на железнодорожные платформы городского имущества и оборудования мастерских. Были эвакуированы ценности Государственного банка и городской архив. Последний ждала печальная судьба — в Даугавпилс ему уже не суждено было вернуться, сгорел во время пожара в Витебске, столице губернии. Кстати, та же участь постигла его в конце XVIII века, когда Динабург на время захватили польские повстанцы графа Огиньского. Вот почему из-за утраты этих бесценных документов наши познания о прошлом главного центра Латгалии столь скудны…

Спасение в последнюю минуту

В начале сентября главный начальник Двинского военного округа инженер-генерал князь Туманов распорядился ускорить строительство оборонительных сооружений на подступах к городу. По ночам все чаще слышалась канонада. В конце октября завязались упорные бои за Илукст (Илуксте). Городок солдаты кайзера с большими потерями взяли, но русские упорно зацепились за его окраину и врага дальше не пропустили. Тогда германское командование решило нанести главный удар из района занятого немцами Новоалександровска (Зарасая). По шоссе на Двинск двинулись отборные прусские полки, продвижение которых с трудом сдерживали малочисленные и плохо вооруженные русские части. Престарелый генерал Плеве, в руках которого находилась оборона Двинска, пребывал в отчаянии. Обещанная помощь запаздывала, а в его распоряжении было слишком мало сил и ресурсов, чтобы удержать столь желанный для противника перекресток транспортных коммуникаций. Наступал критический момент.

Когда участь города, казалось, была уже предрешена, Плеве получил телеграмму с сообщением о том, что из Полоцка ему на помощь отбыла 4-я кавказская бригада. Утром воины были в Двинске. На вокзале после молебна и короткого напутственного слова Плеве ("разбейте врага и вернитесь живыми") солдаты грузились в автомобили с развернутыми знаменами. Следующая партия прямо из вагонов садилась в машины, которые мчались в сторону Медума (Медуми), где кипело ожесточенное сражение. Русские солдаты с ходу вступали в штыковой бой. Высоченные немцы, подкрепленные шнапсом, шеренга за шеренгой лезли вперед и тут же падали целыми взводами и ротами, скошенные пулеметным огнем. Следовали непрерывные рукопашные схватки. В конце концов обескровленный противник не выдержал и начал отходить. Город был спасен, но дорогой ценой — оба кавказских полка понесли тяжелые потери.

Кровопролитное встречное сражение под Двинском вызвало немалый международный резонанс. 28 октября 1915 г. британская "The Morning Post" отмечала: "Уже 35 дней немцы атакуют Двинск, и, несмотря на это, они не смогли приблизиться к городу на пушечный выстрел. Германское наступление все более и более уклоняется к северу — не потому, что это выгодно немцам, а потому, что русские не оставили им иного выбора".

В ходе осенних боев южнее города сильно пострадал один из лучших германских корпусов. Крупные потери к юго-востоку от Двинска понесла немецкая кавалерия, пытавшаяся осуществить обходной маневр. Атаки противника у Илуксте также захлебнулись. Тем не менее кайзер Вильгельм II требовал захватить Динабург, "не считаясь ни с какими потерями", и лично собирался прибыть на этот участок фронта. Германское командование перебрасывало под Двинск все новые подкрепления, тяжелую артиллерию, была построена узкоколейка. Все тщетно. С середины ноября на фронте установилось относительное затишье. Обе стороны зарылись в землю. Немцы это сделали более основательно, с максимально возможным в военных условиях комфортом. В окопах у них было сухо и удобно. Кстати, в составе штрафной команды под Двинском оказался и будущий вождь германских коммунистов Карл Либкнехт, в январе 1919 г. зверски убитый в Берлине реакционным офицерством. Противник войны рыл траншеи и помогал эвакуировать в тыл раненых. Состояние русских позиций, как обычно, оставляло желать лучшего: иной раз вода в окопах стояла по колено. Неудивительно, что т. н. небоевые потери в царской армии были весьма велики.

"Замерзают окопы пустые…"

Итак, с конца 1915 г. фронт на двинском направлении стабилизировался. Началась позиционная война. Артиллерийские перестрелки происходили с утра до вечера. Господствовавшие в воздухе германские аэропланы также целыми днями кружили над русскими позициями. Разведчики совершали вылазки за языками. В Двинске многие брошенные жителями деревянные дома были разобраны солдатами на дрова. Паек солдат германской армии уменьшался с каждым месяцем — в тылу был введен режим жесточайшей экономии.

Широкое контрнаступление в районе Двинска планировалось еще царским командованием. В 1916 г. такая попытка не удалась, но идея так и оставалась приоритетной в планах российского масштаба. Однако разразилась Февральская революция, и русская армия буквально на глазах начала деградировать. Ее захлестнули антивоенные настроения, усиленно подпитывавшиеся пропагандой анархистов, большевиков и прочих радикальных элементов. Солдаты Двинского гарнизона разгуливали по городу в расхристанном виде — шинели нараспашку, без ремней, многие поснимали с фуражек кокарды — мол, не хотим больше рабского клейма. Служивые жаждали возвращения домой, поэтому в 5-й армии, как и повсюду, процветало дезертирство. Многие беглецы прихватывали с собой оружие и даже гранаты ("рыбку поглушить"). Еще оставшиеся в казармах и на передовой в основном проводили время на митингах, слушая очередного оратора и лузгая семечки. Ходить на строевую подготовку и учения они более не желали. Приказы командиров обсуждались солдатскими комитетами, которые единственные решали, выполнять их или нет. Офицерам перестали отдавать честь, в гарнизоне было зафиксировано множество случаев нападения на них нижних чинов. Начались братания и торговля с противником в нейтральной полосе. Издержки упавшей с небес свободы и слишком быстрой демократизации армии были налицо: из когда-то сплоченной и дисциплинированной она стремительно превращалась в анархиствующую толпу.

Тем не менее Временное правительство надеялось укрепить пошатнувшийся моральный дух войск и не отказывалось от идеи наступления с двинского плацдарма. В начале июня в город прибыл военный министр (впоследствии премьер) Александр Керенский. В штабе 5-й армии "главноуговаривающий" произнес патетическую речь, завершив ее призывом: "Вперед, в наступление!" В войска он, однако, поехать не решился, понимая, что большинство солдат не разделяют его оптимизма.

Попытка русского наступления к югу от Двинска 8—10 июля 1917 г. окончилась полной неудачей, если не сказать катастрофой. Артиллеристы, почти не затронутые большевистской агитацией, потрудились на славу, выпустили тысячи снарядов, обратив в руины центр немецкой обороны станцию Турмантас и передовые позиции противника. А вот распропагандированная ленинцами пехота подвела: заняв первую линию немецких окопов, солдаты наотрез отказались двигаться дальше. Оружия и боеприпасов у них, в отличие от "голодного" 15-го года, было предостаточно, но напрочь отсутствовало стремление довести войну до победного конца. Призывы и мольбы офицеров на них никакого воздействия не возымели. Заминкой незамедлительно воспользовалось германское командование. Последовал сильный контрудар в районе Золотой горки. Результат — деморализация, русские части отброшены на исходные позиции. Число погибших и взятых (а также добровольно сдавшихся) в плен исчислялось многими тысячами.

Более каких-либо серьезных боев под Двинском не наблюдалось. Солдаты дезертировали целыми полками. К концу года русские окопы практически опустели, даже караульную службу нести было некому. 18 февраля 1918 г., уже при большевистском режиме, немцы без боя вошли в Двинск. Город заняли всего лишь 60 мотоциклистов — какая-то рота…

Скорбным напоминанием о трагических месяцах борьбы за "Верден на Двинск" остаются десятки братских могил и индивидуальных захоронений вдоль шоссе Даугавпилс—Зарасай и в других местах. Точное число погребенных в них установить уже едва ли возможно. В 20-х годах минувшего столетия решением правительства Латвийской Республики в местах массового упокоения павших были установлены стандартные белые обелиски с черным крестом и надписью "Воинам русской армии, павшим в Великую войну". Так в то время именовали первую мировую.

"Динабург
Тема заблокирована.

RE: Исторические очерки Динабурга и окрестностей 09.08.2011 17:02 #61000

  • Авиатор
Нашел инфу по истории показалось интересной и в таком обобщенном виде у нас не читал или пропустил. Не судите строго
Нераскрытые тайны Крепостного собора
D-fakti.lv
В этом году началась долгожданная реставрация даугавпилсской крепости. Многие объекты будут отремонтированы, многие здания поменяют профиль. Но все-таки реставрация не вернет крепости тот уникальный вид, которой она имела после окончания строительства.
Не вернется на свое место и Крепостной собор, некогда бывший доминантой всего города: блеск его куполов был виден за 30 километров, служа ориентиром для путешественников, а звон колоколов храма разносился на многие километры окрест, призывая христиан к молитве. Собор в крепости был самой заметной, самой видной ее частью. И в то же время он хранил многие тайны, раскрыть которые нам вряд ли суждено...

Вопросы строительства

Точно неизвестны ни годы строительства собора, ни имя архитектора. Разные источники указывают следующие годы строительства храма: 1721, 1731, 1737-1746, 1737-1757, 1746-1769. По одной из версий, великий канцлер Польского королевства Ян Адам Борх 13 мая 1737 года собственноручно заложил первый кирпич собора. Возможно, он пригласил в качестве архитектора собора знаменитого Франческо Бартоломео Растрелли, который в то время строил в Лифляндии дворец для герцога Бирона.
Критики этой версии называют другие имена. По их мнению, автором проекта храма является либо итальянец Карло Франческо Ранделли, либо самый востребованный архитектор Великого княжества Литовского Иоганн Кристоф Глаубиц.

Внешний вид

Двухсветный собор, построенный в виде базилики, был богато украшен скульптурой и живописью. Его освящение состоялось на Троицу, однако отделочные работы продолжались еще много лет. В украшении храма принимали участие известные мастера: живописцы Ю. Гулдлфингер и Василевский, резчики по дереву М. Шульц и И. Швилл. При строительстве Динабургской крепости иезуиты были удалены, а компенсация за принадлежащее им недвижимое имущество (здания и землю) составила 300 тысяч рублей — огромную по тем временам сумму. В 1811 году бывший иезуитский костел был передан Военному ведомству для преобразования его в православный храм.
Инженеры, занимающиеся этим вопросом, первоначально хотели разобрать две высокие четырехугольные башни, однако от этой идеи пришлось отказаться в виду необходимости сохранения исторического облика здания. Поэтому на башнях были установлены маленькие главки, увенчанные православными крестами, сделан внутренний и внешний ремонт, а также полностью заменена протекавшая крыша.
В материалах, посвященных собору, часто упоминается о «железных часах», установленных в левой башне, и колокольне в правой башне, сохранившей старые, еще иезуитские колокола в 120, 20 и 10 пудов. В 1833 году к ним добавился еще один большой колокол, повешенный здесь по указанию императора Николая I. Его украшала надпись «Вылит из орудий, отобранных у польских мятежников».
Вероятно, идея сохранения исторического облика здания принадлежала лично императору Николаю I, который стал автором внутренней реконструкции храма, пожертвовав на это 10 тысяч рублей собственных средств. Затем Его Величество лично утвердил план иконостаса. Предполагается, что иконы написал архитертор-художник А. Перминов. Две иконы в иконостасе принадлежали кисти известного художника Иванова.
Исторические сведения рисуют нам интерьер храма как поражающий «посетителей своею колоссальною поместительностью и высотою, обилием света и изящною отделкою орнаментов». Также упоминаются «8 великолепных колонн коринфского стиля, в нижней части которых зиждутся на пьедесталах еще по 4 малых колоннки, придающих собору еще более грандиозный колорит; прекрасно устроенные хоры и горнее место, представляющее собою вид часовни с портиками и 4-мя искусно украшенными колоннами вверху и внизу».
Таинственные казематы
О подземной части храма точных сведений не сохранилось. Сомнения не вызывает лишь значительная толщина фундамента. Исследователи, проводившие обследование подземелий в послевоенное время, говорят о «тоннелях, галереях и лабиринтах». Другие источники дополняют этот перечень «тупиками и колодцами».
Однако, скорее всего, «колодцы» являются лишь частью гидротехнических сооружений, служащих для сбора грунтовых вод, а «тупики» и «скрытые переходы» есть не что иное, как крипта.
Известно также о подземном ходе, ведшем от собора к коллегиуму, находившемуся неподалеку. О других подземных коммуникациях версии расходятся: от полного отрицания наличия подземного хода, до целых трех. При этом, по одному из них, якобы, можно было на тройке лошадей проехать под рекой от предмостных укреплений в подвал храма, чем и воспользовался с разрешения начальства некий поручик, спешивший во время проливного дождя на венчание в Крепостной собор.
Новое преобразование
В 1817 году собор был освящен во имя Рождества Христова, и для него был прислан антиминс, освященный Епископом Могилевским Даниилом. Боковой придел был посвящен Покрову Пресвятой Богородицы. В 1827 году крепостной собор, состоявший до этого времени в ведении епархиального начальства, перешел в ведение обер-священника армии и флота. На следующий год после этого события (в 1828 году) была окончательно закончена переделка храма.
По всей видимости, после переоборудования собора, деньги на его новую реставрацию больше не выделялись. Подтверждением тому служит сообщение о посещении собора в 1895 году Преосвященнейшим Александром, Епископом Полоцким и Витебским. «Здание собора в высшей степени величественное, но, к сожалению, давно не ремонтировалось, так что местами стены его совершенно обнаружились от штукатурки», — сообщают «Полоцкие Епархиальные ведомости».
За годы первой мировой войны и революции «собор пришел в запустение: через разбитые окна проходил снег и дождь, крыша давала течь», — пишет историк С. П. Сахаров. После создания Латвийской республики в крепости разместился латышский гарнизон.
Храм был вновь отремонтирован (в том числе, на нем заменили кресты, а на хорах — установили орган) и освящен уже как лютеранский. Левый придел был отдан католикам, а правый — по просьбе бывшего настоятеля храма прот. Августина Петерсона (будущего Митрополита) — передан православным из числа военных, насчитывающим до 100 человек. 28 ноября 1926 года о. Августин освятил православный придел в честь Святой и Живоначальной Троицы.
Разрушение
По общеустоявшемуся мнению, храм был поврежден 27 июля 1944 года, при отступлении немецкий войск. В качестве основных причин указываются бомбежки, а также взрыв заминированного собора отступающими немецкими частями. В подвале храма были обнаружены многочисленные человеческие кости, поэтому есть предположение, что немцы взорвали собор вместе с последними узниками концлагеря. Освидетельствование этих останков осуществлялось советскими военными примерно в 1947 году в присутствии тогдашнего настоятеля Борисоглебского собора протоиерея о. Иоанна Дубакина.
Что касается взрыва собора, то нашлись свидетели, которые, якобы, своими глазами видели, как две соборные башни «словно подпрыгнули, а потом рассыпались на мелкие осколки». Этой версии противоречат слова местного жителя Юрия Чертова, который во время немецкой оккупации жил в Даугавпилсе. По его словам, после того, как город заняли советские войска, лишь одна из двух башен собора была наполовину разрушена. Юрий Александрович возражает против того, что немцы взрывали собор, так как в рижском архиве хранится документ с перечнем объектов в Даугавпилсе, которые планировалось взорвать при отступлении: крепостного собора в этом списке нет.
Окончательная ликвидация
В 1951 году специальная комиссия, обследовавшая развалины храма, пришла к выводу, что восстановить здание не представляется возможным, так как оно не имеет ни хозяйственной, ни архитектурной ценности. Разбор завалов целиком и полностью лег на плечи тогдашних курсантов авиационного училища, разместившегося в крепости.
По словам полковника Петра Агафонова, бывшего первого замначальника училища, для облегчения разбора развалин их периодически взрывали, но так как рядом находился штаб, взрывы делали маломощные, не дававшие больших результатов. Затем руины стали разбирать вручную, используя компрессоры.
Для уборки мусора начальник училища Пелюцкий придумал следующее: перед обедом каждый курсант должен был наполнить кирпичами и обломками вещмешок, отнести его ко рву и высыпать. Теми же обломками засыпали и все огромное подземелье собора. Кирпичи также дробили в крошку для посыпки дорожек.
Зачистка территории была произведена до фундамента. Так Даугавпилс потерял памятник, который на протяжении двух столетий был впечатляющим акцентом городской панорамы.
Раскопки
В 2004 году науенская фирма ALTE приобрела в собственность территорию, где некогда находился собор и здание коллегиума. Получив разрешение на поиск только места входа в собор, работники фирмы стали откапывать весь фундамент. Поскольку раскопки противоречили выданному разрешению и велись без соблюдения надлежащих правил, они были прекращены, а выкопанная траншея — засыпана. Через 2 года данный земельный участок был передан в пользование SIA Remarks nekustamie īpašumi. На этом история самого загадачного храма Даугавпилса приостанавливается. Надолго ли?
Иерей Андрей Ярыгин, Юрий Петровский, «Православная жизнь», август


Хочу знать оценку бакалавров историков
Тема заблокирована.

RE: Исторические очерки Динабурга и окрестностей 09.08.2011 18:23 #61001

  • kombat
Для уборки мусора начальник училища Пелюцкий придумал следующее: перед обедом каждый курсант должен был наполнить кирпичами и обломками вещмешок, отнести его ко рву и высыпать.
=================================================================
У Пилюцкого были последователи(а может быть и сам Пилюцкий отдавал приказ).В 1966 году во время капитального ремонта(в наше время) Нового учебного корпуса каждый курсант каждой роты возвращаясь после обеда из училищной столовой брал один булыжник(булыжников было очень много возле Нового корпуса)и нес этот булыжник.Несли до поворота главной улицы к казармам полковника Зайцева и там сбрасывали в общую кучу.Таскали несколько дней.Затем эти булыжники самосвалами вывозили в Науене.Говорили для постройки тамошнего КП.Сам как-то участвовал в этих поездках.
Тема заблокирована.
Модераторы: Администратор
Время создания страницы: 1.00 секунд
Яндекс.Метрика
Tuesday the 22nd. ДВВАИУ.net но оно объединяет
Design by 888Poker